Ролевая по "Мефодию Буслаеву"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая по "Мефодию Буслаеву" » Архив принятых анкет » «Придет Мессия — всех поставит на колени»


«Придет Мессия — всех поставит на колени»

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Имя и Фамилия персонажа: Валерио|Валерий Грановский

2. Возраст: 902|34

3. Раса: Человек

4. Характер:
Кажется, он слегка тронулся умом... Слегка.
Валерио... Светлое имя для темного иного. Он и не "полное зло", и "добро" в нем не хлещет бурными потоками, черный, но не полностью, а белым даже во младенчестве не был... Вот так и получилось, что весь он - фиолетово-черный. Мрачный, но яркий.
С первого взгляда покажется артистичным, нахальным, горделивым, озлобленным, циничным, пафосным, извращенным содомитом, и правильно покажется, занеже не сразу можно различить скрытый за маской алчущего наслаждений изврата весьма тонкий и расчетливый разум. И этот, скрытый чужих от глаз Валерио, словно паук, из тысяч незримых нитей плетет свой образ, создавая себя: театральные жесты, громкие фразы, красивая речь, не лишенная пафоса, наигранно-живая мимика... Образ этот, впрочем, создан на 70% из лжи. И может, ложь заключается как раз в том, что он лжив... Вся эта страстная любовь к игре словами и прочие, безусловно заметные черты характера служат щитом для существа помешанного на прямоте и правде. Жуткое качество для Темного. Оно же - главная слабость и главное отличие от среднестатистических "дико-адски-злых" персонажей. Любое отступление от выбранной роли в игре гложет почище совести. Валерио страстно любит говорить правду в глаза, презирает любые разновидности сплетен, и всегда выказывает к собеседнику искренние чувства. За это и снискал уважение и доверие: если благоволит кому-то, можно быть уверенным, что за этим не последует ножа в спину. Вот только требования к окружающим порой бывают завышены... И отношение к тому или иному индивиду меняется так же стремительно и резко, как гром грянет. Впрочем, перемен Валерио не любит. Никаких. Оттого и живет до сих пор в ядовитом сочетании разных эпох, окружив себя отзвуками прожитых лет. Перемены всегда к худшему. Любые. Отсюда еще одна черта: пессимизм. Скорее даже замогильный прагматизм и уверенность, что всё обречено на провал, ничто не вечно, все мы смертны, идеалы невоплотимы, все циклично и движется к завершению, чтобы начаться заново. Однако в бессмысленность бытия он не верит, ибо идея "сверхчеловека" ему не чужда. Философ - еще одно имя Валерио, а точнее - его призвание. Тысячи прочитанных книг, столетия размышлений на самые различные темы и долгие разговоры с мертвыми философами и писателями в аду привели к полному и крайне логичному безумию, но безумию возвышенному и красивому.
Большую часть времени, то есть ту, что проводит в одиночестве, эмоций Валерио не изображает, и все свои фишки, резкие жесты и яркие одеяния оставляет для зрителей, только взгляд тяжелый и обреченный смотрит куда-то "сквозь". В такие часы он и бывает собой: спокойным, небрежным, слегка раздраженным и усталым. Усталость покоем не лечат, но покой усталостью - вполне можно. Привычнее всего ему проводить время с книгой и сигаретой, чаще даже трубкой, в сумрачной полутьме, выгнав даже рабов. А для моментов, когда становится совсем уж плохо есть склеп и черный ром.
Тяга к "церковному" - еще черта. И компенсируется она в полной мере тягой к разврату и саморазрушению: от вакханалий до дурных привычек, от соития с покойниками до чистого спирта.  То, что сочтут преступным составляет большую часть ночей Валерио: под бешеную музыку прекрасные рабы совокупляются в свете свечей и факелов друг с другом, собаками, лошадьми и покойниками, используя для ублажения взора своего повелителя все средства, в том числе плети, раскаленное железо и церковную атрибутику. Иногда хозяин присоединяется к своим "любимцам", но чаще предпочитает созерцать их игры; и каждую ночь для удовлетворения собственных потребностей использует лишь несколько юношей и женщин.

5. Внешность:
Здесь нет смысла говорить о красоте: она у каждого своя, и один скажет: "Валерио прекрасен, словно языческий бог" и скажет другой: "мертвец пригляднее, чем этот мерзостный могильный червь"... Пусть оба они будут правы.
Во внешности сей особи мужского пола, коя именуется гордо Валерио, сплелись мощность телосложения и рост русских богатырей, и гибкая грация куманов. Мать щедро одарила Валерио темным: спадающие почти до плеч кудрявые волосы цвета воронова крыла - не единственное яркое проявление крови половцев, то же можно сказать и о тонких черных, словно смоль, слегка изогнутых бровях. Черные ресницы так длинны, что женщине впору. Нос напоминает клюв красивой хищной птицы. Как бы странно это не звучало, именно длинный крючковатый нос - аргумент в пользу Красоты. Если речь пойдет о таковой. Гордый профиль и высокие скулы гармонируют с массивной челюстью и высоким лбом; кожа не лишена изъянов, так есть ли смысл перечислять следы пережитых боев, лишений и болезней?
Очень тонкие бледные губы для улыбки не созданы: оскал, усмешка, что угодно. А в дурном настроении, и того пуще, Валерио поджимает губы так, что создается впечатление, будто их нет.
Тот, кто ваял это лицо, старался создать некий идеал мужской красоты, но терпения закончить свое дело не достало, и некоторые черты лица так и остались несовершенны. Слишком резкие они, и тон кожи какой-то странный... Не то загар, не то серость покойника... Валерио, наверно загорелый, с обветренным лицом, порой становится бледнее полотна. Впрочем, все половцы таковы.
Ровные, но не ослепительно белые, а вполне нормальные зубы через один то сколоты, то выращены заново на месте выбитых, если хорошо присмотреться, то на лице отыщется великое множество белесых отметин былых повреждений, хоть в глаза они и не бросаются.
Тонкие цепкие пальцы когда-то держали меч и серп, теперь же унизаны серебром перстней и забыли тяжесть оружия. И рожденный бойцом стал скорее танцором, молот, двуручный клинок и секира уступили легкому стилету и револьверу, сокрушительная сила удара - меткому выстрелу и колкому замечанию.
По прошествии лет он несколько исхудал и стал прямым, что клинок, осанистым и более свободным в движениях. Крадущаяся походка изменилась, стала более стремительной, наглой, и, что говорится, "вразвалку", а резкие жесты - нервными. Неизменным остались лишь кривая усмешка и вскидываемое в знак приветствия двоеперстие.
Сам Валерио в своей красоте уверен, и старательно поддерживает прекрасный образ броской одеждой XV-XVIII века, театральными жестами, серебром украшений и красотой оружия. Стилет - его верный друг - имеет платиновую рукоять в виде обнаженной девы, на ножнах изображены сцены вакханалий, эфес и витую рукоять венчают лунные камни. Узкое лезвие с двумя желобками сияет начищенной сталью. Пистоль - другой спутник - выполнен не менее искусно, и рукоять его выполнена в той же направленности, сиречь изображает нагую деву, а мельчайшие гравировки изображают сцены сношения людских женщин с животными. Этим предметам даны имена: Лик и Отражение.
Стиль одежды также крайне примечателен: камзолы, дублеты, колеты, рубашки с жабо и шнуровками сочетаются с джинсами, банданами, современной обувью. Хотя из трехсот шестидесяти пяти дней, триста шестьдесят четыре Валерио носит черные казаки с коваными носами. Это пристрастие. Ну а еще, данное создание отличается особой щепетильностью в плане чистоты и порядка. Ходят слухи, что его прислужники не знают покоя, вечно отглаживая камзолы и рубашки, а сами уже пропахли ладаном до костей.
К слову о церкви. К ней-то некогда прислужник Сатаны и воспылал страстной любовью, и с тех самых пор носит крест на шее, источает аромат ладана, а в своем имении держит огромную коллекцию ценнейших произведений церковного искусства.

6. БИО:
Житие Валерио не стало бы примечательным, не продай он души дьяволу...
Ранней весной, когда земля в степи еще жестка, словно лед, а туманы молочно-белы, власти страдающей от половецких набегов Киевской области предприняли поход в степь. Поход им удался, и бравая славянская дружина разбила племя половцев, перебив почти всех кочевников. Захваченное золото, лошадей и женщин поделили между собой. Одна из выживших - куманка с черными, как смоль волосами, злым взглядом и свирепых нравом, хоть и не знала по-русски ни слова, и не сказать, чтобы так уж хороша была собой, впечатление на дружинников произвела прекрасное. И досталась она, в итоге, не слишком молодому, но отличавшемуся в боях не раз воину. Правда не первым он этот трофей... Вкусил. А через девять месяцев родился на свет мальчик. Уже на русской земле. И кто был его отец - сама куманка не припомнит. Рос мальчишка вместе с сыновьями того воина, а наречен был Блудом, что неплохо отражает способ его прихода в этот мир. И дурной характер.
Как полагается сыну пленной куманки, юный Блуд существовал на правах слуги, хотя относились к нему не так уж плохо. Хозяин принимал за сына, да и жена его не питала к парню особой ненависти. Как ни странно, и пленную женщину никто из родичей того воина особо ненавидеть не стал. Говорить по-русски она выучилась быстро, хотя резкий акцент никуда не делся.
Блуд не знал лишений, хорошо работал и говорил бегло на русском и половецком языках, в седле сидел так, словно для того на свет рожден, и собой вышел недурен, рос высоким, красивым, что дьявол. И не одни только дочери хозяина хихикали и шептались о чем-то, глядя на него... Блуд знал, что хорош собой: длинные черные волосы, гордый профиль и хорошее телосложение делали его мечтой немалого количества девиц. Не будь он злым, как пес, и необоснованно наглым, ему бы даже дочь какого-нибудь купца отдали в жены.
Он был лет на пять  младше старшего из сыновей главы семьи, но много проворнее и сильнее, и вызывал у законных своих господ (которых называл братьями) уважение, младшие "братья" слушались его беспрекословно.
Блуд часто дрался. Впрочем, иначе пришлось бы терпеть бесконечные насмешки в адрес себя - "сына дружины" (без преувеличений) - и матери, о которой и без того грязных сплетен было хоть отбавляй (и которая, к слову, оправдывала толки сполна, одинаково успешно ублажая хозяина своего, его жену и сыновей по мере подрастания), а не будь кулак Блуда так тверд, открыто говорили бы и о том, что куманка сношается с конями и собаками (в глубине души Блуд надеялся, что хоть это - неправда). С возрастом одних только стычек с другими мальчишками ему стало не хватать. Вино увлекало, еще сильнее увлекали пышногрудые шлюхи и разного рода нешлюхи. Но денег у него не было, зато вот мать была... И была она, надо признать, хороша: волосы черные, волнистые, и глаза такие же черные, взгляд колючий и похотливый. Она-то и стала объектом вожделения для собственного сына. Долго он не выжидал. Единожды, когда хозяева отправились на ярмарку в город, Блуд ощутил зов плоти. А плоти надо угождать. И взял мать дважды прямо на берегу реки, где та полоскала белье. Она, кажется, ничего против не имела. Кто-то конечно же видел их и хозяину по возвращении донесли... Но верить Такому вздору было ниже господского достоинства. Ну кто поверит, что его "почти что сын" согрешил с родной матерью?
А зря. Быть может, Блуда нужно было выхолостить еще тогда. В следующий раз его желания распространились на жену одного купца, которую пришлось брать силой. И побоявшись после, что женщина все расскажет мужу, Блуд вспорол ей горло серпом и бросил тело в реку. Может не будь он пьян, воздержался бы, но вино помутило рассудок, а спьяну всегда так тянет на любовь...
Коварные воды вынесли поеденное рыбами тело на берег, а добрые люди нашли его, и медлить было нельзя; Блуд собрал немногочисленные пожитки, украл у хозяина меч и коня и под покровом летней ночи бежал из деревни, опасаясь правосудия. Путь назад теперь был заказан, а вот три другие стороны манили, что мед. И Блуд прибыл в некоторый крупный город, где добрые люди дали совет податься в наемники.
Некий Важный Человек как раз собирал отряд наемников для очередного похода в степь. Туда-то Блуд и вступил, в край оголодавший. С отрядом он совершил несколько набегов, побывал в боях и походах, убивал, получал ранения. За хорошую службу, тот Важный Человек платил довольно много, да и захваченного при набегах удавалось умыкнуть. Так прошли годы: кровавые бойни, вечные переходы, шлюхи и крепкое пойло.
Он не гнушался нападать даже на мирных жителей, и за особую жестокость был замечен и поставлен командиром отряда. Однако, Важный Человек нажил себе врагов, и другой, не менее Важный нанял Блуда, чтобы предать огню все владения первого хозяина. Важный человек был разорван надвое, его жены и дочери изнасилованы и изувечены, сыновья посажены на колья у въезда в деревню, а все жители жестоко убиты. Нет смысла описывать многогранность фантазии Блуда, и все то, что он сумел придумать. А второй Важный человек-то оказался князем, и взял Блуда к себе на службу.
Еще пять лет пробыл Блуд "карающей дланью", пока не вогнал нож в спину своего князя из-за красавицы-жены (которую имел глупость возжелать). После убийства оставаться на месте стало опасно, и наемник отплыл с первым же кораблем в Византию. Оказавшись там, он по обычаю спустил все деньги в перинных домах, и в итоге оказался на улице. И именно тогда для него взошло солнце. Быть может даже в самой темной душе есть нечто светлое, и нужно лишь затронуть те струны души, что обычно молчат.  И сердце Блуда покорила византийская женщина, дочь золотых дел мастера. Она не была слишком уж красива, но что-то было в ней, чего не довелось наемнику видеть еще ни разу ни в одной из женщин, которыми владел. Не зная, как следует подойти к ней, Блуд оставлял каждую ночь у дверей ее дома цветы, что рвал в господских садах. Промышляя воровством и выполняя мелкие поручения для разных людей, Блуд выживал изо дня в день, и каждую ночь упорно приносил цветы к порогу. Позже он нашел способ раскрыть себя, и любовь оказалась взаимной. Довольно долгое время встречались они тайно на берегу моря, пока девушка не согласилась бежать из дома.
Вместе со своею зазнобой Валерио направился в Грецию, но добраться до туда было им не суждено, зане прошлое никогда не исчезает бесследно. И старые враги нашли Блуда еще до того, как он успел сесть на корабль. Его поймали первым - следом привели жену. Жену обесчестили у него на глазах, а после убили, убили бы и самого наемника... Но он так яростно умолял пощадить его, что тот, кто учинил эту расправу, решил действовать оружием самого же бывшего палача, начисто содрал кожу с его рук, и бросил в яму вместе с трупом Рамиль. Связанный, изувеченный, с помутненным от горя и боли рассудком, Блуд пробыл в своей могиле три дня. Три дня беспрестанной молитвы. Три дня на переосмысление всей жизни. Придумав тысячи оправданий свой трусости, он наконец признал, что смерть стала бы лучшим избавлением, чем жизнь. И оставив свои унижения пред слепыми и глухими богами, воззвал Блуд к Сатане. И просил забрать душу в обмен на месть и исцеление ран. Слуги ада ждать себя не заставили, и все условия выполнили в точности: дар, чтобы играть людьми, исцеление и мощь тьмы, чтобы мстить, успокоение, чтобы не терзали душу призраки прошлого, и свобода, чтобы вырваться из замкнутого круга жизни, с ее голодом и добровольным рабством. Свершив свою месть, Блуд отдал тело жены огню, и навсегда отрекся от всего, что было. Оставив даже свое имя, он людской кровью смыл прежние грехи, и предстал перед посланником зла. Вот только... То была женщина. Или демон, принявший лик самого прекрасного существа... И лик этот казался Безымянному смутно знакомым. Словно когда-то он уже видел его.
Лик, так окрестил ее Не имеющий имени, обучала Блуда долгих 97 лет, а когда наконец он был готов, вручила ему стилет. Подарок вонзился под лопатку, оставив шрам, но женщина недооценила падшего наемника, и была убита тем же стилетом, а сам Темный ушел в мир людей.
Так он существовал: принимая различные облики подстрекал царей к насилию и войнам, сводил с ума правителей, простой народ призывал к восстаниям, и сотни лет играл жизнями и целыми странами, оттачивая доступные навыки, и исполняя волю стоящих выше. Имена он брал разные, жил в разных странах, за верную службу в дар от некоего тирана получил великолепный пистоль, который назвал Отражением в честь лжеправителя, который его подарил. Правителя, как две капли воды похожего на убитого им императора.
Так прошли столетия. Побывав в шкуре советника некоего "Купца революции", секретаря некоего "вождя революции" и одним их "трехсот", Валерио дожил до ХХ века, так и не имея собственного имени. Пока однажды в бреду или во сне, к нему не явился голос. Разбив прошлое на тысячи осколков, голос, чистый и святой, высокий, исполненный жизни, пел. В то же утро Безымянный узнал, кому божественный глас принадлежит, и взял себе имя, благодарно почтив скальда: Валерио. Земное же имя звучало Валерий Грановский.

Но не одними извращениями и играми в бога жил Валерио. Ибо не просто Тьме служил он, а правителю всея зла. Горбун питал к нему чувства весьма странные и подпустил к себе ближе, чем должно было, а за проступки, за какие иных служителей бросали в самое пекло, Валерио всегда отделывался лишь пощечиной и резким словом. А по прошествии лет старый повелитель и вовсе перестал замечать грехи своего фаворита. Поговаривали, что Валерио платит за покровительство натурой, другие говорили, что горбун стал слишком слаб, и Валерио диктует ему решения. Третьи вообще орали: "Посадим Валеру на трон и все тут!"
А сам Валерио лишь улыбался на это.

7. Способности: сила убеждения, смена внешности, чтение мыслей.
Помимо: неплохой стрелок; виртуозный игрец на гитаре и фортепиано; водит машину, мотоцикл, лошадь, колесницу; обладает великолепной физической подготовкой (ибо темные все такие) и стандартным набором навыков Темного (магия, ускоренная регенерация...)

8. Артефакты: стилет, рассекающий плоть при малейшем прикосновении. Даже слабое касание оставит глубокую рану на теле. Повреждения им нанесенные невозможно вылечить при помощи магии, а на естественное исцеление потребуется уйма времени.
Дарх, наполненный эйдосами чуть более, чем не полностью.

9. Пробный пост: назовите тему, господа хорошие.

10. Связь с вами: I seek you: 633484807

11. Как часто будете заходить? Насколько хватит сил...

12.Указывайте сторону персонажа: Армейя Сотоны

+1

2

У меня нет слов, анкету читала забыв о работе за что успела получить по шее от бухгалтерии... *кривится*
Тема пробного поста:
Изнасилование жены купца
Момент воззвания к силам тьмы и принятие темного дара (с вытекающей отсюда местью).

Я верю в твои силы, но хочу ещё почитать твоих постов (да не сочтут это превышением полномочий).
По этому, пиши и можешь приступать к игре (впрочем, можешь приступать уже сейчас но пост чтобы был! Пусть задним числом, но его никто не отменял).

0

3

Авель
О прекраснейшая из женщин, ты льстишь мне, но видит дьявол, ради этой лести я буду писать посты не жалея ни сенсора, ни клавиатуры, ни пальцев!

0

4

Валерио
О, если-бы это была только лесть...
Пиши, любовь моя, пиши.

0

5

Авель
Я старался)))
Пишу

0

6

Больно... Боже, как же больно... Добраться бы до клинка, отрезать эти чертовы руки... Блядское отребье... Ужели всем было так больно?! Я выжил, чтобы отомстить им, любимая, я должен был выжить, чтобы покарать тех, кто - его плечи сотрясали глухие рыдания - отнял твою жизнь... - всхлипывания переросли в вой, а мысли стали путаться от боли. Сколько он лежал в могиле? Час? День? Неделю? Лишь несколько минут. Ты не хотела моей смерти, я знаю... Я жив ради тебя. Но как же я выберусь отсюда без рук, милая? Ведь ты не хочешь, чтобы я умер здесь? Или таков был твой план: быть похороненными в одной могиле..? Ооо... Отче наш, иже еси ты на небесех... Избави меня от мучений. Пошли смерть... Да, я выжил ценой твоей жизни. Но это не я убил тебя, Они. Грязные твари преисподней. И я выжил не чтобы жить, нет, луна моя, я выжил ради мести.
К ночи боль и жажда достигли апогея, и Блуд хрипел молитвы, то взывая о помощи, то о смерти. То просил прощения, то клялся мстить. Рассвет застал его грызущим собственную руку. Боль, дикая, ослепляющая, не проходящая ни на миг. Кого касался нож свежевальщика - поймет без слов. Иной же ужаснется. Боль, избавление от которой стоит обеих рук. И самой жизни. Она, эта Боль, все обещала прикончить Блуда, но никак не хотела наконец довершить начатое. Кровь хлестала из ран, срывалась с губ молитва. В разговоре с покойницей прошло время тьмы. Ночь прошла в агонии. Но утро вместе с холодом принесло ясность. Вот солнце... Видишь, милая? Оно несет мою смерть. Блуд поднялся на колени и вперил взгляд в земляную стену своей могилы. Зимой снег укроет их. Зима ведь близко.
И словно морозный воздух ранним зимним утром, разум его стал чист. Тишина воцарилась над Блудом. Холод тек по жилам.
Я продал себя и не раз. Убивал, чтобы продаваться и продавался, чтобы убивать. Я привел к своей женщине убийц, я молил о пощаде, боялся смерти. Что есть в сущности жизнь? И что есть смерть? Время, которое тем и ценно, что может выйти в любой момент. Сладость непривычна и хороша среди горькой соли. И боль, что делает жизнь и любовь воистину ценными. Я устрашился окончить свою жизнь, но что ждало меня? Склонившись над трупом, Блуд улыбнулся. Я больше не стану собой. Дурное имя пусть заберет обратно шлюха-мать. Тебя пусть жрут черви, ибо любил тебя я лишь живую. И делал это для себя. Все мы любим других для себя... Настало время правды, Покойница, настал час расплаты, и мне нечего противопоставить своим грехам. Что есть грех? Пренебрежение ли к отребью? Природная ли жажда? Видишь, покойница, теперь я знаю: греховна ложь. Похоть создана природой, пусть унылые старцы гнушаются плотью, я - животное. Я - человек. И буду следовать зову природы. Только ложь мы создали сами, и без лжи и лицемерия стану я выше. Никогда не стать мне чище людей, но выше них этой ночью я рожден... Как же больно... Не продам души. Отдам даром во служение тем, кому она нужна...
И явилось оно. И говорило тихо, и говорило долго. Менять лицо. Забыть былое. Покончить с прошлым, убив последнего врага. И обрести покой в служении и учении. Безымянный поднялся с колен и выбрался из могилы, не ощущая боли в исцеленном теле.

+1

7

Валерио
:cool:

0

8

В архив принятых меня!

0


Вы здесь » Ролевая по "Мефодию Буслаеву" » Архив принятых анкет » «Придет Мессия — всех поставит на колени»